Фронтовые дороги Николая Зиновьева

Все дальше и дальше уходят от нас героические страницы истории советского государства, связанные с Великой Отечественной войной, появляются новые, порой противоречивые, утверждения об основных источниках нашей Великой Победы.

Однако никто из исследователей и экспертов событий тех лет не отрицает и не приуменьшает проявленный в годы войны массовый героизм многонационального народа – победителя, освободившего планету от фашизма. На фронт уходили целыми семьями, оставив дома лишь стариков, женщин и малых детей. Судя по архивным документам и воспоминаниям ветеранов, в первые месяцы войны, а затем весной 1943 года в с. Крупец, как, впрочем, и во всех населенных пунктах района, области, страны, солдатские шинели надели практически все мужчины призывного возраста. На священную борьбу с коварным врагом шли отец и сын, братья, племянники.

Одним из ярких примеров мужества и героизма моих земляков-уроженцев с. Крупец является судьба братьев Зиновьевых – Михаила Дмитриевича и Николая Дмитриевича. О старшем брате мы уже писали, но не менее героической была военная судьба Николая. Когда в июне 1941 года Михаил стал собираться на сборный пункт, Николай твердо решил тоже идти на фронт, даже попробовал приписать себе пару лет к своим 16 годам, но в военкомате быстро разобрались и отправили домой.
Все долгие месяцы оккупации он жил надеждой принять участие в разгроме врага, и в январе 1943 года, не дожидаясь освобождения родного села от фашистов, примкнул к одной из многочисленных групп беженцев и сумел попасть в расположение передовых частей Красной Армии. В составе стрелкового полка рядовой Николай Зиновьев освобождал Брянск, с кровопролитными боями прошел всю Белоруссию, участвовал в освобождении Польши.

 

При освобождении Варшавы наш земляк занял место погибшего командира отделения, получил внеочередное звание старшего сержанта. В марте 1945 года на границе Польши и Германии отделение Николая Зиновьева в ходе очередной атаки, не дожидаясь подхода основных сил полка, в ближнем бою уничтожило более 30 солдат и офицеров врага, две пулеметные точки. Умелые действия командира отделения обеспечили наступление полка, в результате которого была освобождена крупная железнодорожная станция.
За проявленные мужество и героизм все бойцы отделения были награждены медалями, а на груди командира засверкал орден Славы III степени.
Полк с боями продвигался вглубь Германии, и в одном из боев в апреле 1945 года старший сержант Зиновьев, возглавив атаку, «огнем своего автомата уничтожил пятерых солдат противника и организовал успешное наступление подразделения». За этот героический поступок Николай Дмитриевич был удостоен главной солдатской награды – медали «За отвагу».

О том, что наш земляк проявлял чудеса стойкости и героизма до самых последних дней войны красноречиво свидетельствует текст наградного листа, датированного 29 апреля 1945 года: «В уличных боях за город Штайдемоль в провинции Померания 11 апреля 1945 года старший сержант Николай Зиновьев, выдвинувшись вперед, ворвался в жилой дом, занятый противником, и броском гранаты уничтожил пулеметный расчет. Продолжая бой, в подвале дома, после очередного броска гранаты, захватил в плен трех оставшихся в живых фашистов. Ходатайствую о награждении старшего сержанта Николая Зиновьева орденом Богдана Хмельницкого III степени. Командир 1026-го полка подполковник Андреев». Чуть ниже резолюция командира дивизии – «Достоин награждения».
К сожалению, дальнейшая судьба данного наградного листа неизвестна, однако совершенный в том бою подвиг не был забыт, и уже в феврале 1946 года на торжественном построении полка нашему земляку был вручен орден Красной Звезды.

Мне посчастливилось самому услышать об этом эпизоде лично от Николая Дмитриевича. Было это в середине 70-х годов прошлого века, и я совершенно забыл о той встрече, однако, работая над данным материалом, в ходе беседы с Николаем Николаевичем Зиновьевым, сыном героя моего рассказа, отчетливо вспомнил все подробности той далекой встречи.

В те годы Николай Дмитриевич работал на пищекомбинате, там же трудился мой отец Михаил Митрофанович. Ежегодно летом бригада рабочих выезжала на луг у пос. Шамрицкий, где заготавливала сено для лошадей, содержавшихся в конюшне комбината. Частенько вместе с взрослыми на луг выезжали и мы, подростки, чтобы пожить в шалаше, посидеть у костра, побродить в лесу и, конечно, поездить верхом на лошадях.
Как-то вечером у костра зашел разговор о войне, а так как ее участником был только Николай Дмитриевич, то все вопросы были адресованы ему. Он долго отнекивался, но потом все-таки рассказал именно об эпизоде с представлением к награждению орденом Богдана Хмельницкого.

К слову, с фронта домой Николай Зиновьев вернулся лишь 8 марта 1947 года. Несколько лет работал в колхозе, затем – вплоть до самой смерти в 1979 году – на городских предприятиях простым рабочим или конюхом, так как всю жизнь он очень любил лошадей.
Все, кто знал Николая Дмитриевича, отмечали, что он всегда старался отмалчиваться о своем героическом военном прошлом, объясняя это тем, что «воевал, как все» и поступить иначе в тяжелые для своей Родины времена он попросту не мог.

Владимир Пузанов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

49
ВВЕРХ